Нелегкая это охота (часть вторая)

Не следует раскапывать волчьи норы, они могут использоваться матерыми в последующие годы. Подсвечивая в нору фонариком, малышей можно извлечь из норы по одному: палкой с петлей или крюком на конце, сачком или настороженным мелким капканом. Трудно извлекать подросших волчат из бывшей барсучьей норы с отнорками. Мы их отлавливали в яму-западню (40 на 40 см, глубиной 70 см) с опадной крышкой, вырытой на входе норы.

 

Наиболее осторожные – матерые волки. Во время щенения и в период воспитания молодняка (апрель-июнь), когда матерые привязаны к логовам, они ведут себя особенно скрытно и воют лишь в исключительных случаях. Днем избегают встречи с человеком.

В начале лета охотятся главным образом на молодняк диких животных до 4–5 км от логова в пределах выводкового (коренного) участка, однако вблизи «гнезда» живность не трогают. При недостатке дичи нередко совершают дерзкие нападения на выпасающийся поодаль домашний скот.

Обнаружить скрытое логово непросто, но терпеливый целенаправленный поиск для охотника, овладевшего его техникой, как правило, дает положительные результаты, тем более что матерые волки очень консервативны в сохранении основного гнездового участка и редко его покидают.

Нелегкая

Если местонахождение логова неизвестно заранее, то скрытный, внезапный подход к нему почти исключен. Матерые покидают волчат и осторожно издали наблюдают за охотником. Если родители не появляются у логова днем, то ночью при отсутствии охотника они обязательно попытаются увести волчат в безопасное место. Чтобы этого не случилось нужно забить вход в нору жердями и вывесить рядом с ней что-нибудь из своей нижней потной одежды.

Если логово обнаруживали рано утром, то ждали матерых в засаде, при этом один из нас не скрываясь уходил. Иногда мы оставляли у логова собаку, которая визгом и лаем провоцировала нападение волков. Второй охотник садился поодаль в засаду на тропе, либо наблюдал за логовом в бинокль с обзорного места. Если через два-три часа матерые не появлялись у логова, мы покидали засаду, чтобы блокировать тропы к логову и на водопой капканамии петлями из трехмиллиметрового тросика. Наиболее пригодны для этого крупные рамочные капканы с полотняной и симковой насторожкой. При сравнительно небольшом весе эти капканы имеют большую расстораживающую площадь, что исключает проловы. Для установки капкана вырезается углубление в земле по его форме, земля удаляется, а полотно капкана засыпается сверху трухой деревьев, золой, мусором муравейных куч или растертым в пакете сухим навозом.

Ночью волки утрачивают присущую им осторожность и близко подходят к логову в присутствии охотника. Учитывая эту особенность поведения матерых хищников, мы и применили для их добычи на логове флажки. После ухода охотников от норы звери некоторое время сопровождали их, затем возвращались к ней, чтобы освободить волчат. Мы возвращались через полчаса к логову, но, не доходя 200–300 м, под покровом ночи быстро окладывали его по кругу навстречу друг другу флажками. Для такого оклада требуется 1,5–2 км нанизанных на шпагат флажков. После контрольного обхода флажки подвешивались от земли на высоте не ниже 35–40 см. После чего мы проверялисохранность волчат и уходили к месту своего ночлега.

Флажки лучше шить из искусственного шелка — они легкие, хорошо играют на ветру, быстро сохнут и не гниют. Флажки сматывают на заплечные рамочные катушки, как у связистов, но наиболее удобны в работе рамочные катушки с конусным барабаном и вынимающейся рукояткой, используемые в России вятскими и калининскими охотниками. С этой катушки флажки разматываются быстро и бесшумно. Охотник держит ось рукоятки в правой руке и при движении спадающий шнур вращает катушку. Это позволяет быстро проходить с ней по чаще, разматывать шнур даже бегом.

В ОКЛАДЕ

В урочище Гремячее Красно - туранского района в июне 1981 году мы обнаружили логово. Понимая, что волки нас уже рассекретили, решили схитрить. Я спрятался в нору, а мой напарник уехал на двух лошадях за снаряжением и дробовым оружием в чабанскую избушку. Сгущались грозовые тучи, сверкала молния, гремел гром, налетел крепкий ливень, но в норе, укрытой сверху плащ-палаткой, было сравнительно сухо. Вскоре дождь закончился.

Я выбрался из норы и забрался вразвилку ветвей старой березы, растущей неподалеку. Вечерело. Вдруг слева в зарослях малинника послышался приближающийся шорох. Я ждал, прижавшись щекой к прикладу карабина и, как только увидел на редине голову зверя, удачно выстрелил. Оклад отменялся.

Подвесив волчицу под дерево, стал снимать с нее шкуру. Подошел Михаил Иванович Дузинский и мы решили забрать из норы волчат пока еще не стемнело. Я полез в логово, нащупал в отнорке лапку волчонка, потянул его к себе и хотел уже его на ощупь схватить за шиворот, как острая боль пронзила руку. Верхонка разом намокла и отяжелела. После столь неудачной моей попытки в нору полез Михаил Иванович, но волчата уже расползлись по отноркам.

Набрав неподалеку валежника, развели костер, поставили чай. Стемнело. Неожиданно совсем рядом грубым голосом залаял пес. На мой удивленный вопрос: «Чей это пес к нам в гости пожаловал?» егерь ничего не ответил, лишь молча приложил к губам лодочку рук. Дикое, заунывное «у-у-у-у-и-и», то умеренно высокое, то низкое, похожее на завывание ветра в трубе или пургу, огласило засыпающий лес. Но не успела, кажется, затихнуть эта тоска, как тут же басом с грозным ворчливым рокотом на одной ноте «о-о-о» затянул матерый. Сразу же в пять таких же тоскливых голосов, напричет, как плакальщицы на поминках «у-у-и», тонко с надрывом завыли переярки.

Нелегкая

Короткие секунды перерыва, за гранью костра непроглядная темнота, жуткое, зловещее напряжение тишины. И снова с пригорка слышится могучий тоскующий вой матерого волка — короткое в три-четыре секунды первое басисто грозное колено, затем, чуть более протяжный вой, содрогающий душу безысходным горем, неуемной, глухой тоской, плавно переходящий в стон, готовый разжалобить все живое. Вой продолжался всего две минуты, а потом наступила жуткая тишина…

Волки выли всю ночь, то затихали, то вновь заводили друг друга в диком хоре отчаяния и тоски, от которого, казалось, волосы становились «дыбом» и холодок пробегал по коже. Я лежал у костра, укрывшись телогрейкой, слушал. И хотя мой наставник заверил меня, что волки не нападут, сон по понятным причинам почему-то не приходил. Я даже позавидовал выдержке Михаила Ивановича, который спокойно спал неподалеку в волчьей норе.

К рассвету звери внезапно исчезли, как и появились. Утром, осмотрев как следует местность вокруг логова и убедившись, что волчата в нем, мы вырыли на входе западню. Осмотрев хорошенько местность, наметили, как затянуть оклад. Я ушел за флажками и вернулся с помощником — толковым молодым пастухом Иваном, хорошо знающим эту местность. Сгущались сумерки.

На подходе мы услышали вой волчицы — это вабил у логова егерь и опять, как вчера, рядом с ним ответил матерый и завыла стая. Связав концы флажков, мы с Иваном быстро стали обходить логово полукругом, ориентируясь по костру и местности, и почти на ощупь навешивать шнур с флажками на кусты и сучья деревьев. Через полчаса мы встретились и снова пошли вдоль оклада по второму кругу, поправляя упавшие флажки. После чего условным коротким воем переярка, я сообщил егерю, что оклад завершен.

Когда к нашему костру в 1,5 км от логова подошел Михаил Иванович, мы уже пили чай. В разговорах у жаркого костра я задремал и уснул. Разбудил меня Иван, который под впечатлением событий совсем не спал…

 

Случайные

В Ростове завершилась областная выставка…

Недавно завершилось проведение областной выставки собак охотничьих пород в городе Ростове. Участие в этом чемпионате приняли как рабочие экземпляры, которые,...

Зимняя подкормка копытных (часть вторая)

Дефицит натрия, кальция и других минеральных солей восполняется при посещении копытными естественных сухих, грязевых, минерализованных водных и искусственных солонцов, а...

Бобр. Часть первая

В последние годы наиболее интенсивно естественный процесс расширения ареала и увеличения численности бобра проходит в Обь-Иртышском...

Главная Страница Контактная Информация Поиск по сайту Контактная Информация Поиск по сайту