Не списывать на природу 5

Такая асинхронность динамики населения лося и других копытных никоим образом не вписывается в гипотетическую циклическую модель. Тезис о «естественной» цикличности копытных, связанной с изменениями продуктивности растительности, тоже весьма сомнителен.

 

Средняя плотность населения копытных в России в ХХ в. была мизерной и никогда не достигала, за исключением отдельных областей европейской части, такой величины, при которой была бы значительно превышена кормовая емкость угодий. Следовательно, проявлений «закономерной цикличности» численности, связанной с кормовыми ресурсами, быть не могло даже теоретически.

Определенная цикличность динамики, связанная с деградацией пастбищ при высокой плотности населения копытных, выявлена лишь для отдельных островных и заповедных популяций. В Лапландском заповеднике, например, период колебаний численности дикого северного оленя, обусловленный скудными зимними кормовыми ресурсами, составляет, видимо, около 35–40 лет (Абатуров, Лопатин, 1999). Тем не менее и здесь популяционная динамика во многом связана с охотничьим и хищническим прессом.

Анализ показывает, что резкое снижение численности животных происходит не в засушливые годы, а в особенно многоснежные или гололедные зимы, изредка – после эпизоотий, но чаще «циклы» «рукотворные» – популяции быстро депрессируют в результате неумеренного легального и браконьерского промысла. Депрессия населения лося в России в конце ХХ в., вне всякого сомнения, возникла после рекордной добычи, дополняемой еще большим по масштабу круглогодичным браконьерством и прессом крупных хищников.

Во второй половине ХХ в. первое масштабное сокращение населения европейской группировки сайги, достигшей максимума (540 тыс.) в 1958 году, тоже произошло после рекордной охотничьей добычи. Цитирую И. Дремова (1963): «… работники Главохоты, в частностизаместитель начальника Главохоты тов. Круторогов, оправдывая создавшееся положение (резкое уменьшение численности – А.Д.), заявляют, что они сознательно, в интересах развития местного животноводства и нужд сельского хозяйства, стремятся снизить, довести до минимума численность основного поголовья сайгаков».

Второй пик численности был 70-е годы. Животные снова стали наносить определенный вред сельскому хозяйству. Дальнейшие события, приведшие к очередной депрессии европейской популяции сайги, наглядно показаны охотоведом А. Максимуком (1982): «Некоторые республиканские организации предложили объявить сайгака «сорным видом» и начать компанию по его уничтожению на пастбищах сельскохозяйственных животных. Учитывая тревожную ситуацию, было решено провести редукционный промысел сайгаков и привести их численность в соответствие с емкостью угодий» (450–500 тыс. животных).

В промысловый сезон 1978 года Астраханский и вновь созданный Калмыцкий госпромхозы добыли в общей сложности 200 тыс. сайгаков, на 40 тыс. больше, чем в предыдущем сезоне. Пришлось применить одновременно два способа добычи сайгаков – ночной, из-под фар и метод кольцевого нагона (с использованием мотоциклов). Но даже при таких мерах интенсификации промысел затянулся до декабря, когда у сайгаков обычно уже начинается гон. Популяция пришла к гону в неудовлетворительном состоянии, что отразилось на ее половозрастной структуре и воспроизводстве. Весной 1979 года было учтено 360 тыс. сайгаков».

Очередная депрессия населения сайги в конце ХХ в. тоже вызвана, главным образом, массовым истреблением взрослых самцов из-за дорогостоящих рогов, что негативно отразилось на уровне воспроизводства, а также значительным увеличением численности волка, который существенно сдерживает рост малочисленных группировок.

Периоды стабилизации и роста численности копытных в ХХ в., как показывает анализ, тоже связаны не с климатом и «трофикой», а с улучшением охраны животных, уменьшением добычи и сокращением численности волка.

Совершенно очевидно, что у разных видов диких копытных и в разных регионах многолетние временные интервалы между пиками численности непостоянны и неодинаковы. Нет как таковой и синхронизации динамики в связи с изменениями климата и продуктивности фитоценозов. Существуют лишь общие тенденции сокращения или увеличения населения в отдельные периоды времени, определяемые комплексом биотических и абиотических факторов, среди которых нередко доминирует антропогенное воздействие (легальная и нелегальная охота в частности), сопряженное с воздействием хищников. Депрессии численности охотничьих животных, как правило, результат неумелого управления ресурсами. Строго цикличен и синхронен этот процесс лишь в одном случае – ежегодно в весенне-летний период население значительно увеличивается за счет новорожденных и также неизменно сокращается к следующей весне из-за существенной смертности, особенно высокой у сеголетков.

Циклическая трофоклиматическая гипотеза динамики населения охотничьих животных не универсальна, во многом ошибочна и вредна для охотничьего хозяйства. Численность диких копытных, вне всякого сомнения, можно сохранить и увеличить в любом охотничьем хозяйстве в любой период времени при условии разумного использования ресурсов, сохранения репродуктивного ядра группировок и предотвращения огромных потерь от браконьеров, хищников и в многоснежные зимы.

Не списывайте на природу

 

Случайные

Большая охота (часть четвертая)

О функциональном назначении знаменитых «крылатых предметов» велись долгие споры в археологической литературе, высказывались разные точки зрения.

Проблема государства - проблема общества…

Идея учреждения фонда охотничьего наследия не нова и уже несколько лет продвигается Ассоциацией агентств рыбы и дикой природы, Институтом менеджмента...

Нелегкая это охота (часть вторая)

Не следует раскапывать волчьи норы, они могут использоваться матерыми в последующие годы. Подсвечивая в нору фонариком, малышей можно извлечь из...

Главная Страница Контактная Информация Поиск по сайту Контактная Информация Поиск по сайту