«Котел» — это не только то, в чем варят кашу. Часть девятая

«Котел» — это не только то, в чем варят кашу. Часть девятая

«Прочувствовать ситуацию» означает вот что. Если вокруг вас в течение одного часа-полутора возникали «спринтерские» «котлы» — пара или тройка, то, скорее всего, и последующие котлы относиться к тому же типу. Поэтому и реагировать следует соответствующим образом.

Что до стационарности «котлов», то здесь следует напомнить в первую очередь про --укоренившиеся» «котлы», которые имеют связь с донным рельефом. Есть одна интересная р а дность «укоренившихся» «котлов», связанная больше не с рельефом, а с растительностью, и как раз к ловле жереха эта разновидность имеет самое прямое отношение.

Моя первая рыбалка на таком «котле» получилась ну просто феерической! Дело было не на Нижней Волге, а в средней полосе - под Юрьевием, что особенно ценно. Возможно, вы помните статью «Юрь-е вец кий дневникловство», где этот случай был в числе прочих подробно описан. Показательно, что сразу после публикации в Интернете прошло с полдюжины реплик «Web-моралистов» из серии «рыбку жалко!». Что в переводе с «их» языка на «наш» означает очень высокую оценку.

Теперь - несколько слов о подробностях той юрьевецкой рыбалки, которые интересны нам именно в текущем контексте. Особенностью участка акватории, где все происходило, было наличие большого пятна травы, выходившего местами на поверхность. Вокруг глубины были тоже небольшие — в пределах 2-2,5 метров, но без растительности.

Жерех, хоть не питает особой тяги к заросшим участкам водоема (тем более — когда такие участки занимают очень небольшой процент площади акватории), все же отнюдь не отказывается их проведать, если в траве или рядом с ней скапливается очень много кормной рыбы. На том травянистом меляке уклейки, судя по всему, было море, потому и жерех собрался в изрядном количестве.

Мы встали от травяного пятна, как то и было положено — чтобы кидать по ветру, однако ветер в тот день был слабым, а иногда он и вовсе прекращался. Поэтому можно было занять позицию и с другой стороны от пятна травы. Жерех же бил с небольшими перерывами почти по всему периметру пятна, то есть «котел» представлял собою не совсем «котел», а кольцо — немного неправильной, правда, конфигурации.

Первые десятка два жерехов средним весом под «двушник» мне удалось поймать примерно за полтора часа, не снимаясь с точки. Причем поклевки шли более или менее равномерно в течение всего этого времени. И если бы мы оставались на той же точке и далее, то улов, скорее всего, был бы, как это ни банально звучит, пропорционален времени, то есть еще полтора часа—еще «хвостов» двадцать...

У моего напарника Григория Зайцева дела шли похуже, но только из-за того, что его спиннинг не отличался дальнобойностью, при этом мы оба понимали, что подойти ближе в почти штилевую погоду означало конец рыбалке. Но мы решили все-таки поменять позицию. Немного в стороне от травяного пятна отходил «мыс», и около него всплесков было несколько больше, чем в других точках. К тому же, стоя напротив мыса, мы могли бы находиться ближе к месту активного боя, но оставаясь но той же дистанции от пятна травы в целом.

Аккуратно переехали, и дело пошло примерно с той же интенсивностью: за час с небольшим я поймал с десяток, и Зайцеву тоже удалось пополнить свой улов.

Когда мы снялись и отправились на базу, бой продолжался.

Так что при желании можно было продолжить методичное истребление, но едва ли общая картина оттого принципиально поменялась бы. Атак — тридцать «хвостов» или пятьдесят — какая, собственно, разница! Едва ли это тот случай, когда стоит до конца бороться за максимальный результат. Хотя та рыбалка стала и до сих пор остается для меня рекордной по жереху для средней полосы — и по числу «хвостов», и по суммарному весу.

Продолжение читайте в следующей части ...

 
Главная Страница Контактная Информация Поиск по сайту Контактная Информация Поиск по сайту